30 Jan 2007

D&G: брэндинг по-итальянски

Реклама настоящего брэнда, который занимает место не только в гардеробе, но и в душе потребителя — это всегда больше чем реклама. Одними лишь фотографиями в журналах или плакатами на улицах городов сложно добиться того, к чему стремятся субъекты fashion-индустрии. Для этого создается образ, которому хочет соответствовать каждый, кто берет с вешалки рубашку или пиджак, брюки или просто шарфик — неважно, что он держит в руках. Значение имеют буквы на лейбле.

D&G & вещи.

Буквы D и G уже давно перестали быть просто четвертой и шестой литерами английского алфавита. В сочетании со знаком амперсанда инициалы итальянских модельеров порождают яркую цепочку ассоциаций: эпатаж, экстравагантность, шик, вызов. И все элементы имиджа творческого тандема играют свою роль в этом эффекте, начиная от того факта, что они являют собой гомосексуальную пару, которая создала один из самых известных брэндов, причем не где-то, а в оплоте католической морали — в Италии.

Их вдохновляет классическое итальянское кино и эпоха барокко. Женская одежда D&G подчеркивает сексуальность, не принося в жертву индивидуальность. Новаторством сами модельеры считают мужские костюмы на обнаженном женском теле и нижнее белье, как деталь, которую не стоит скрывать. Но не только поэтому так популярны и одежда, и аксессуары, а незадачливые модники даже при виде фэйка, бывает, пускают слюнки. Кроме собственной неповторимости и оригинальности одежды, Дольче и Габбана знают, как привлечь внимание к своим коллекциям при помощи пиара и рекламы.

D&G & лица.

Одним из самых смелых ходов в свое время стало использование нестандартных моделей. Сейчас это стало тенденцией, и набирает обороты. В начале этого века 73хлетняяя Дафна Селф, ставшая лицом молодежной линии D&G Diffusion Youth не могла не удивлять. Зачем это было нужно? Ведь ровесники мадам Селф явно не являлись целевой аудиторией винтажной коллекции. Чтобы ответить на этот вопрос, нам стоит посмотреть на другие рекламные акции копании. Еще одни пример проявления эпатажного имиджа — заявление 2000 года о том, что D&G будут одевать лишь одну знаменитость той или иной страны.

Стефано Габбано сказал тогда, что они хотят «быть более эксклюзивными». Очевидно, что хотя по правилам русского, да и не только русского языка, превосходной степени слова «эксклюзивный» не существует, в глазах поклонников марки оно создалось легко. А самое главное — это был еще один штрих к экстравагантному имиджу итальянских дизайнеров. Они не просто не такие как все, они лучше всех — вот, о чем говорят такими поступки.

Модели, которых использовали Дольче и Габбана в дальнейшем, тоже заслуживают внимания. Например, в 2004 году «самые эксклюзивные» сделали лицом своей коллекции Райли Кеох. Имя этой девушки ничего не говорит, если не уточнить, что это внучка Элвиса Пресли. Очевидно, это не просто звезда, но потомок Большой звезды. Вы чувствуете тенденцию, которая намечается во всех громких пиар- и рекламных событиях? Еще нет? Тогда перейдем к самому современному этапу рекламы D&G.

D&G & шок.

Рассмотрим две серии принтов. На первой используется прямой эпатаж, связанный со спецификой самих производителей. Да, речь идет именно о гомосексуализме. Два молодых человека (вернее, на второй фотографии их даже трое, вместе с седеющим красавцем, похожим не то на стареющего кинорежиссера, не то на ухоженного путешественника) в расслабленных позах запечатлены на фоне сеновала. Он, правда, подозрительно смешан с обстановкой студии — то ли ребята решили сделать снимков, то ли снять кино о пасторальной жизни. Одежды на них не так много, но то, что она D&G — очевидно. Об этом говорит не только лейбл, но и сама стилистика. Даже если логотип будет отсутствовать, мы поймем, что так показать моделей может только один брэнд. Где критерий? Мы уже подходим к нему…

2007 год. Британский Совет по стандартам в рекламе возмущен последней рекламой итальянской фирмы. На картинке обнаженная девушка прижимается к мужчине, держащему пистолет. На полу — труп. Причина возмущения — насилие. По официальным данным поступило 166 замечаний от жителей чопорной Британии. Голых женщин они видели, и не раз, и не только плакаты D&G демонстрировали обнаженную натуру. Пистолет, нацеленный на мужчину — тоже не новый сюжет в рекламном мире.

Трупы? Английские социальные ролики, демонстрировавшие гибель подростков в автокатастрофе дают мирно лежащему дяде сто очков вперед по жесткости. Но все не так просто. Мало того, что эти составляющие смешаны (да, по части фьюжна в таких вопросах Дольче и Габбана признанные профи). Стоит оценить и общий стиль. Это напоминает художника Эжена Делакруа — наполеоновская эпоха, выдержаны и тона, и персонажи, и общая концепция. Фон, кстати, напоминает бессмертные полотна Леонардо — сколько параллелей в одной рекламе.

К чему все это? Дольче и Габбана не просто соединили в своем названии две буквы. Само творчества дуэта всегда подразумевает компромисс, синтез двух начал, соединение несочетаемого. Горячий итальянский темперамент всегда уживался в этом, одном из самых традиционных обществ с консервативными нравами. Модельеры решили не перечить обычаям страны.

Преемственность поколений и культур — в каждой на первый взгляд безумной выходки этой пары. Бабушка-модель? Внучка Пресли? Излюбленная романтическая обстановка с новыми лицами? Картины прошедших веков? Да, и все это в простом сочетании D&G. Тонкий расчет на то, что нужно человеку эпохи постмодерна: соединить чудесное прошлое и мятежное настоящее в неповторимой индивидуальности.

Понравилась статья?
Ваш город:
Москва
Добавить новый адрес
Например, "(495) 599-12-34" или "(499) 500-75-53 доб. 21"
Нашли ошибку?

Расскажите, какие неточности или ошибки вы обнаружили на «Аденься».

Считается все: устаревшие адреса, неправильные фотографии и орфографические ошибки. Спасибо!

Отправить сообщение

Указывайте корректные данные, в противном случае сообщение не будет отправлено адресату.

Добавить