06 Jul 2011

Наши любимые сериалы: «Доктор Хаус», «Касл», «Теория лжи»

«Доктор Хаус», «Касл», «Обмани меня», «Менталист» — продюсеры подводят итоги, фанаты обсуждают окончание очередного телесезона. Финал может не всем нравиться, но обязан зацепить. Да так, чтобы считать дни до начала нового сезона. В него, правда, вернутся не все. Так, мы окончательно распрощались с распознавателем лжи доктором Лайтманом и сериалом «Обмани меня», зато доктор Хаус и не собирается говорить нам «пока». VIVA! посвящает этот проект уходящему телесезону. Встречайте: четыре интеллектуальных супергероя — Хью Лори, Натан Филлион, Тим Рот и Саймон Бейкер — в эксклюзивном интервью нашему журналу.

Текст: CергейРАХЛИН (Лос-Анджелес) для журнала «Viva!»

Хью Лори. Сериал «Доктор Хаус».

— Вы будете играть доктора Хауса уже восьмой раз. Не надоело?

— Надеюсь, что для меня найдутся и другие роли. Но я люблю играть Хауса. И подумайте сами, многие актеры могут только мечтать играть одного персонажа семь лет. Это очень необычно. Я недавно услышал по радио, что средняя продолжительность работы по найму в Соединенных Штатах — три с половиной года! Так что если вы работаете в банке или в страховой компании, прошли три с половиной годика — и вы на улице! Когда я начинал работать актером, люди нанимались в банк на 40 лет, а актер... Это было как игра в рулетку. А теперь получается, что у меня более надежная работа, чем у страховщика (смеется).

— За прошедшие семь лет доктор Хаус Вас чему-то научил?

— Он меня научил делать вид, что я умнее, чем есть на самом деле. Ничто не сделает меня умнее (смеется). Мы, актеры и писатели (Лори — автор романа «Торговец пушками». — Прим. ред.), любим проигрывать на экране или на страницах книг улучшенные версии самих себя (смеется). Я играю врача почти столько же лет, сколько нужно учиться, чтобы стать настоящим врачом. Вроде должен был чему-то научиться, что-то узнать. А узнал лишь то, что я недостаточно умен, чтобы стать врачом (смеется).

— Сериал все-таки немного мрачный. Как Вы снимаете напряжение?

— Ничего особенного не делаю. Стараюсь побольше читать. Времени на это почти нет, поэтому когда берешь в руки книгу, нужно сначала вспомнить, что читать нужно слева направо (смеется). Я играю на фортепиано, гуляю с собакой. В общем, занимаюсь совершенно нормальными делами в свободное время, вот только его мало.

— Каково это — пребывать в шкуре, точнее, во врачебном халате Хауса?

— Иногда он меня достает! Эта его мрачность, меланхолия... Я и сам довольно меланхоличный человек. Несмотря на то что Хауса я люблю, нахожу его смешным, умным, интересным человеком, его печаль, его цинизм сидят у меня в печенках. Иногда его постоянное столкновение с болезнями, со смертью угнетает меня. Подумываешь, не сняться ли в мюзикле, чтобы отвлечься, попеть, потанцевать... Музыка для меня вообще спасение.

—Ваш сериал, кажется, среди прочего, призывает к борьбе с зависимостью?

— Я лично ничего такого, как Хаус, не пробовал. Моя единственная зависимость — курение. Можно, конечно, воспринимать наш сериал как предупреждение, но наша главная задача — сделать шоу интересным, развлекательным, драматически напряженным.

— Что Вас мотивирует так тяжело работать?

— Может быть, то, что завтра не позовут на работу.

— Вы могли бы выписать рецепт?

— Мог бы. Но вы с ним в аптеку лучше не ходите (смеется).

— Как продвигается Ваш новый роман?

— Я быстро обналичил чек аванса за книгу. Но пишу далеко не так быстро, как погашаю чеки. А вот о чем будет книга, пока и сам не знаю. Когда узнаю — скажу! (Смеется.)

Натан ФИЛЛИОН. Сериал «Касл».

— В чем секрет Вашего успеха?

— Если и есть какая-то формула успеха, то она в том, что нужно играть правильные роли в правильное время.

— Как Вы готовились к роли?

— Поболтался с нескольким детективами в Нью-Йорке. Они меня посвятили в свою каждодневную жизнь. Познакомился с некоторыми делами. Но я не тот актер, который должен написать книгу, чтобы сыграть писателя. Что меня несколько удивило, эти ребята-детективы, в отличие от большинства сериалов о полиции, совсем не смурные, не мрачные личности, совсем не драматические.

— Это правда, что была выпущена книга, которую якобы написал Ваш персонаж, детективный писатель Ричард Касл?

— Да, мы ее упоминаем в шоу. Тут черта между реальностью и вымыслом оказалась размыта. Но мы никогда не расскажем, кто на самом деле написал эту книгу.

— Это не Вы?

— Скажу только, что парень, который написал книгу, появляется на экране в сериях «Касл».

— Ваш Ричард Касл, по Вашему мнению, какой человек?

— Абсолютно теплый и романтичный.

— Похож на Вас?

— Он более терпеливый, чем я.

— А какие персонажи Вам больше всего нравятся?

— Меня привлекают характеры, которые трудно назвать классными, не самые-самые во всем. Мне не нравятся всезнайки, умеющие отвечать на все вопросы, мне неинтересны всеобщие любимцы. Я люблю играть людей, которые не боятся ударить лицом в грязь. Я и сам из таких.

— И как это отражается на Ваших отношениях с женщинами?

— До сих пор сходило с рук!

Тим РОТ. Cериал «Теория лжи».

— После того как Вы стали играть в «Обмани меня», замечаете ли за собой, что стали лучше видеть ложь? Например, у своего агента?

— (Смеется.) Он бы не был агентом, если бы не лгал клиентам. Нет, я намеренно не вникаю в ту сферу, в которой действует мой герой. Я думаю, что это было бы опасно для моего психического здоровья. Но кое-что, конечно, оседает в сознании, когда пребываешь в образе. Многое из того, что вы видите в нашем шоу, исключительно правдиво. Я общался с человеком, на научных теориях которого базируется идея. Его зовут Пол Экман. Он бывал у нас на съемках. Меня его пристутствие сильно нервировало. Я спросил его: можно ли отключиться от способностей к выявлению лжи? Он ответил, что нельзя. Как только ты научился этому, разучиться невозможно. В этом-то и проблема. Тогда я решил, что в реальной жизни это не для меня. Все, что я делаю в шоу, — притворство, игра.

— Один из приемов разоблачения лжи — показ фотографий известных политиков. Вы действительно считаете их искус­ными лжецами?

— Где уж им! Нынешние политики не очень-то умело лгут, их сразу видно (смеется). Это поразительно!

— Кто же, по-Вашему, из американских политиков самый большой лжец?

— Они не обязательно лжецы. Они просто не говорят вам то, что, по вашему мнению, они вам говорят (смеется). Возьмем Дика Чейни (бывший вице-призидент США при президенте Джорд­же Буше-младшем. — Прим. ред.).Он в этом деле мастер. У него одно выражение лица — пренебрежение и презрение (смеется).

— Актерство — это по определению притворство. Делает ли это актера автоматически хорошим лжецом?

— Не знаю. Быть хорошим актером не означает, что ты собираешься кого-либо дурить. Для актерского обмана требуются сценарии, камеры, режиссеры, свет. Иногда встречаешь хороших актеров, которые на удивление глупы. Они — просто чистые листы, на которые режиссер наносит свои идеи и эмоции. Так что я не считаю, что актеры особенно талантливы в обмане.

— Для интервью, связанного с сериалом о лжи, Вы на удивление честны...

— Откуда вы знаете? (Смеется.)

 

Саймон Бейкер. Сериал «MENTALIST» (Менталист)

— В чем, по-Вашему, секрет успеха сериала?

— За три сезона наше шоу обрело свой голос. Самое трудное в такой работе — это сохранить тон от серии к серии. У нас на общедоступном ТВ их 23 в год, в отличие от сериалов некоторых кабельных каналов, которые делают 13 серий за сезон. Каждая серия «Менталиста» — отдельная история, полицейская процедура. Очень трудно сохранять характер, когда нет постепенного развития истории, как в сериалах, где герои проживают как бы реальную жизнь от одного дня к другому.

Частично я нахожу ключ к герою, когда в одной серии он проявляет комедийные элементы, а в другой — драматические. В третьем сезоне мне нравится то, что мой Патрик Джейн стал эмоционально менее стабильным. Мне интерес­но передавать его боль, некоторые элементы самоуничижения. Ему явно надоело раскрывать мелкие преступления. Эта работа не соответствует тому, что у него творится в душе.

— Вы перфекционист?

— Да, я перфекционист. Я также боец и улучшатель-изменитель (смеется), нонам не нужно изобретать колесо и выплескивать ребенка вместе с водой. Аудиторию нужно стимулировать, давая то, что ей нравится. Но нельзя, чтобы от серии к серии оно было одно и то же. В этом-то и вызов сериалов такого рода: нужна радость узнавания зрителем, но он должен видеть и прогресс в развитии героев.

— Создатели сериала к Вам прислушиваются?

— Безусловно, они хотят слышать то, что я хочу сказать. Они ведь, как и я, люди творческие и не хотят повторяться от серии к серии. И я не из тех, кто останавливается на достигнутом. Мол, мы и так на высоте. Релакс!

— 23 серии в год — это по времени примерно 17 художественных фильмов. Время на семью остается?

— Семья — большая ответственность. Помогает то, что жена и дети навещают меня. Моей дочери уже 17, и ее интересует съемочный процесс. Мы стараемся работать на площадке не более 12 часов в день. Сегодня утром я даже поплавал у себя дома в бассейне. На самом деле мне удобно в моем рабочем расписании. Тем более что случаются и свободные дни, когда по сценарию меня нет в кадре.

— Вас узнают на улице?

— Может быть. Но я все еще в отличие от многих других актеров могу сам покупать продукты в супермаркете.

— Не опасаетесь, что образ Патрика Джейна к Вам прирастет?

— Успех шоу помогает мне быть заметным в индустрии. Но негатив тоже есть: можно законсеривироваться в роли. Мне будет 70 лет, а люди на улице будет перешептываться: «Вон менталист идет! Ой, да он старый. И лысый». (Смеется.)

 

Понравилась статья?
Ваш город:
Москва
Добавить новый адрес
Например, "(495) 599-12-34" или "(499) 500-75-53 доб. 21"
Нашли ошибку?

Расскажите, какие неточности или ошибки вы обнаружили на «Аденься».

Считается все: устаревшие адреса, неправильные фотографии и орфографические ошибки. Спасибо!

Отправить сообщение

Указывайте корректные данные, в противном случае сообщение не будет отправлено адресату.

Добавить