ИСТОРИЯ BOVET

Bovet
Bovet

 

1797 Эдуард Бове родился во Флёрье, Швейцария, в семье часовых дел мастера Жана-Фредерика Бове. У него было четверо братьев — Фредерик, Альфонс, Гюстав, Шарль-Анри и сестра Каролина.

1814 После падения Наполеона Эдуард Бове выступает против возврата к прусской системе правления. По окончании ученичества он вместе с братьями Альфонсом и Фредериком уезжает с целью продолжения часовой работы в Лондон — тогдашний европейский центр часового производства и торговли.

1818 Нанявшая Эдуарда Бове компания «Magniac» посылает его в Кантон — единственный китайский порт, открытый тогда для иностранцев. Он покидает Англию на торговом судне «Орвелл» британской Ост-Индской компании 20 апреля и, минуя Мыс Доброй Надежды, прибывает в Кантон 16 августа того же года.

1822 Во время пребывания в Кантоне, Э. Бове учреждает компанию для часовой торговли в Китае совместно со своими братьями Альфонсом и Фредериком, обосновавшимися в Лондоне, и третьим братом Гюставом, оставшимся во Флёрье. В Лондоне 1 мая составлен первый устав компании. Затем в разгаре торгового бума компания быстро переводит производство в Швейцарию (Флёрье).

1830 Эдуард Бове с триумфом возвращается во Флёрье вместе со своим «китайским» сыном Эдуардом-Жоржем, родившимся в Макао в 1826 г

1840 Фредерик Бове возвращается из Лондона во Флёрье и приступает к руководству часовым производством, где теперь занято 175 человек. Братья Бове учреждают 15 ноября новую торговую компанию «Братья Bovet и Ко.» с уставным капиталом в миллион франков.

1841 Британское правительство навязывает Китаю нанкинский договор с целью лишить привилегий ханьских торговцев; этот договор стимулирует торговый процесс с Дальним Востоком.

1845 Старший сын Альфонса Бове Фриц отправляется в Китай, где в качестве музыканта (известно, что он играл на скрипке с энтузиазмом Паганини) изучает китайскую музыку и транскрибирует тоновый строй музыкальных шкатулок, которые производятся в Швейцарии (Сент-Круа, Женеве и Валле де Жу) для поставок на китайский рынок. Позже он становится французским вице-консулом.

1849 Эдуард Бове скончался во Флёрье.

1855 Компания «Bovet» получает золотую медаль по категории роскошных часов на парижской международной выставке за пару золотых часов с эмалью, заказанных китайским императором.

1864 Семейство Бове продает свое часовое производство представителям фабричной инспекции во Флёрье — Жюлю-Самуэлю Жекьеру и Шарлю- Эрнесту Бобийе, к которым вскоре присоединяется Ами Лейба. При этом братья Бове продолжают заниматься маркетинговой стороной дела.

1901 Братья Бове выходят из часового дела, и их торговая марка продается с аукциона в Париже за сумму более 100 тыс. франков золотом Сесару и Шарлю Лейба — сыновьям Ами Лейба.

1918 Марку Bovet покупает у братьев Лейба компания «Жак Ульман и Ко.» из Ла-Шо-де-Фон, имеющая филиалы в Гонконге, Шанхае и Тянцзине.

1932 Компания «Жак Ульман и Ко.» закрывается.

С 1997 г. компания вновь возрождает свое дело...

Различия и уникальность

Некогда в императорском Китае марка Bovet была олицетворением часового дела, поэтому к блестящему корпоративному наследию продолжали относиться с величайшим почтением. Подобный вкус к традиции побудил Паскаля Раффи в 2001 г. стать основным акционером компании.

Паскаль Раффи
Паскаль Раффи

 

«В обществе массового потребления периода 80-х и 90-х гг. во мне зрело убеждение, что мы вновь возвращаемся к прежним традициям, хорошей школе, качественной работе — чему полностью соответствует марка Bovet. Ведь часы Bovet действительно уникальны, это шедевр часового мастерства», — поясняет г-н Раффи.

Одной из первоначальных инициатив явились усилия по возрождению связей с прошлым, а именно адаптация к карманным часам. «С 1998 по 2000 гг. мы производили часы с заводной головкой у метки 3-х часов. Я решил прекратить производство этой модели, с тем, чтобы мир стал привыкать к карманным наручным часам Bovet», — говорит П. Раффи.

В соответствии с этим теперь часы Bovet делаются с заводной головкой у метки 12-ти часов. Чтобы проиллюстрировать причину, побудившую его к этому, г-н Раффи говорит о своей первой встрече с одним из основных своих дистрибуторов.

«Он спросил меня, что есть у Bovet действительно эксклюзивного, и тогда я попросил его выложить на стол по двое часов каждой марки, а потом выключить свет, после чего добавил свои часы. И после того попросил коммерсанта назвать каждые часы, а тот смог узнать лишь свои собственные, но когда дело дошло до часов Bovet, они были тут же признаны благодаря различию в конструкции головки».

Лучшие экземпляры корпоративной коллекции Fleurier завоевали награду по дизайну корпуса, при этом вершиной мастерства отмечены высокоточные механизмы Престиж.

«В данном экземпляре представлена вся история Bovet — карманные часы, головка с сапфиром, механика с гравировкой и перламутром, выпуклый циферблат с эмалью в стиле 40-х гг. девятнадцатого века. То есть в одних часах сошлись два века часового дела, и в этом олицетворение компании Bovet», — говорит П. Раффи.

«У нас есть и модели с тем же самым механизмом, но без гравировки, эмали или перламутра, однако люди предпочитают потратить больше денег, чтобы носить при себе часть истории».

Далее он поясняет, что в Швейцарии всего только 3-4 человека обучены старинному и сложнейшему искусству выпуклой гравировки с золотым обрамлением. Подобно своим предшественникам часы Fleurier имеют винты вороненой стали и змеевидные стрелки.

«У нас работают лучшие в Швейцарии мастера в части часовой механики, циферблатов, стрелок, корпусов — последние особенно трудны в производстве благодаря серьге (цепному кольцу)», — поясняет П. Раффи.

Механические части приобретаются у лучших производителей, но обязательно подгоняются под высокие требования Bovet. «Чтобы изменить положение заводной головки, вам нужно развернуть всю механику на 90°. К тому же мосты мы делаем большего размера, чтобы уместить на них гравировку и эмаль и украсить жемчугом».

Еще одна особенность часов Bovet представлена их циферблатами с миниатюрной живописью, техникой перегородчатой эмали и гильошированием — все это также выполняется высококвалифицированными мастерами. Взять хотя бы Андре Мартинеса (он работает у Bovet со времени возрождения фирмы) — ему требуется 250 часов работы, чтобы создать иллюзорное изображение на циферблате часов с высокоточным механизмом Престиж, при этом для отделки перламутровой поверхности используется микроскоп.

«Этот человек способен на фантастические вещи, ибо здесь действительно проявляется максимум технического мастерства в технике миниатюры, — заявляет Раффи. Он делится секретом, что трое коллекционеров готовы были купить этот экземпляр, а один даже сулил 300 тыс. швейцарских франков, но поскольку вещь пока была еще единственной в своем роде, П. Раффи предпочел сохранить ее в корпоративной коллекции.

Он указал на то обстоятельство, что 25-30% часов марки Bovet являются уникальными экземплярами и часто продаются парами — каждая модель из белого и розового золота.

Г-н Раффи утверждает, что практически все покупатели пар — коллекционеры, составляющие значительную долю клиентов компании «Bovet».

В этом году здесь также будет произведено восемьдесят часов на заказ (эта возможность существует для всех моделей Fleurier), на что уходит от шести до девяти месяцев работы после утверждения дизайна. Г-н Раффи надеется, что когда-нибудь придет черед возврата к карманным часам. «Мы думаем о производстве ограниченной годовой партии в двадцать-двадцать пять пар часов, в точности повторяющих модели 1840-х гг.».

У компании «Bovet» издавна были хорошие связи с Дальним Востоком. Родившись во Флёрье в 1798 г., сын часового мастера Эдуард Bovet после обучения уехал искать счастья в Лондон — центр часовой торговли того времени. Спустя несколько лет волею судьбы он переместился в Китай, где молодому предпринимателю не потребовалось много времени, чтобы осознать значение растущего рынка, поэтому в 1822 г. он с тремя братьями основал свое часовое дело в Лондоне, Кантоне и Флёрье.

За десятилетие «Bovet» становится синонимом часового дела в императорском Китае, а мастерская Bovet во Флёрье лидирует в качестве центра производства часов для китайского рынка.

«За период более 80-ти лет часы Bovet получили широкую известность в Китае, и тогда же Эдуард Bovet изобретает замечательную маркетинговую концепцию продажи часов парами, — констатирует П. Раффи. — Смысл этого был в том, чтобы при починке одних часов заменять их другой парой».

Часы Bovet украшались кусочками перламутра и эксклюзивными миниатюрами на эмали, которые выполнялись мастерами 19 века. Одна такая пара, изготовленная для китайского императора, завоевала золотую медаль на парижской международной выставке 1855 г.

Эдуард Bovet первым применил прозрачную заднюю крышку корпуса, чтобы показать искусно гравированный скелетный механизм, а также необычную для той поры широкую секундную стрелку.

Китай оставался основной сферой деятельности для Bovet, и в то же время его часы нашли широкий рынок сбыта в других азиатских регионах, на Ближнем Востоке и в Латинской Америке.

Ныне часы Bovet хранятся в музее Запретного Города Пекина, три пары часов находятся в женевском музее Патек Филипп. На аукционных торгах коллекционеры готовы платить за антикварные часы Bovet громадные деньги.

Гораздо позже китайского периода деятельности компания Bovet стала специализироваться в изготовлении наручных хронографов, удачный механизм которых был изобретен в 1936 г.

Серия Fleurier была основана в 1997 г. и названа читателями швейцарского журнала «Montres Passion» Часами Года; кроме того, итальянский журнал «Polso» присудил им приз за лучший корпус.

Объем годовой продукции Bovet возрос за последние два года с 300 до 1500 часов, и в предстоящий период эта цифра должна быть увеличена (но не превысить) 2 тыс. пар. Ради сохранения качества марки г-н Раффи не склонен существенно увеличивать производство.

«Эксклюзивность марки Bovet нашла свою нишу. Люди ценят наше немассовое производство, и мы очень рады существованию этой небольшой компании с традициями семейного менеджмента, — говорит он. — Мы по-настоящему заинтересованы в том, чтобы сохранить свою уникальность».

Для поддержания максимальной близости к клиентуре компания Bovet ведет торговую политику посредством избранных дистрибуторов через филиалы в Японии и Гонконге и с помощью официальных партнеров в Сингапуре, Тайване, США, России, на Ближнем Востоке, в Европе и Швейцарии — т.е. при содействии «людей, зараженных страстью и почитающих свою торговую марку, а потому разъясняющих коллекционерам значения наследия Bovet».

В ходе проведения Женевского Салона Bovet нынешнего года компания продолжает расширять свою номенклатуру уникальных по сложности часовых механизмов.

Ежегодно производится максимум пятьдесят таких уникальных экземпляров, созданных из платины, белого и розового золота. Г-н Раффи самолично проверяет все новые модели с тем, чтобы они гарантированно передавали дух компании Bovet.

Новый хронограф марки Sportster появился в результате настойчивого стремления клиентуры из Японии и Ближнего Востока к обладанию спортивными часами. Разумеется, и в этом случае сохраняется концепция карманных часов, которая, по мнению Раффи, выделяет их в числе других хронографов.

«Поскольку это карманные наручные часы, механизм был повернут, и счетчик секунд поставлен в необычное положение 6-ти часов, — указывает П. Раффи, обращая также внимание на необычное расположение нажимных кнопок и часовые и минутные стрелки и большой указатель даты, и, кроме того, змеевидную фирменную стрелку секундомера.

Среди циферблатов выделяется образец с китайской символикой, быстро ставший бестселлером в модельном ряду. В этом хронометре сертифицированный автоматический механизм с фирменной гравировкой Bovet в виде эмблемы лотоса, а также ротором, изготовленным из 22-каратного золота.

Модель Sportster (водонепроницаемая до глубины 100 м) изготовляется из стали, платины и золота и крепится на кожаном ремешке либо стальном браслете, который может быть также вулканизирован. Через пару лет г-н Раффи предполагает увеличение дамской клиентуры до 40-50% благодаря хронографам. Серия расширяется за счет перламутровых циферблатов, что служит признаком возврата к другим традиционным техникам Bovet.

Калибры Bovet в серии Fleurier 28 мм

Калибр 8BQ01 использован в моделях Fleurier 28 мм из розового и белого золота.

Кварцевый механизм haute horlogerie, калибр 8BQ01 (на основе калибра 8.20 Фредерика Пиге). Механизм с диаметром 8 1/4 линий, на 9-ти рубиновых камнях, размер 18,8 на 2,2 мм, частота 32768 Гц. Ручная обработка механики, мосты со снятой фаской украшены в стиле Cotes de Geneve с фирменной гравировкой Bovet и эмблемой в виде 12-лепесткового лотоса. Мост и винты вороненой стали с «женевской» полировкой.

Калибр 8ВМ01 использован в моделях Fleurier 28 мм из розового и белого золота.

Механизм с ручным заводом haute horlogerie, калибр 8ВМ01 (на основе калибра 8.10 Фредерика Пиге). Механизм ручного завода, диаметр 8 1/4 линий, на 20-ти рубиновых камнях, размер 18,8 на 2,2 мм, частота 21’600 (3 Гц). Ручная обработка механики, мосты со снятой фаской украшены в стиле Cotes de Geneve с фирменной гравировкой Bovet и эмблемой в виде 12-лепесткового лотоса. Мост и винты вороненой стали с «женевской» полировкой.

Калибр 8ВМ02 использован в моделях Fleurier 28 мм из розового и белого золота.

Механизм с ручным заводом haute horlogerie, калибр 8ВМ02 (на основе калибра 8.10 Фредерика Пиге). Механизм ручного завода, диаметр 8 1/4 линий, на 20-ти рубиновых камнях, размер 18,8 на 2,2 мм, частота 21’600 (3 Гц). Механика полностью скелетная с ручной обработкой. Мост гравирован фирменной эмблемой Bovet в виде 12-лепесткового лотоса. Мост и винты вороненой стали с «женевской» полировкой.

Калибр 8ВМ03 Престиж использован в моделях Fleurier 28 мм из розового золота.

Механизм с ручным заводом haute horlogerie, калибр 8ВМ02 (на основе калибра 8.10 Фредерика Пиге). Механизм ручного завода, диаметр 8 1/4 линий, на 20-ти рубиновых камнях, размер 18,8 на 2,2 мм, частота 21’600 (3 Гц). Механика полностью выточена вручную, все мосты со снятой фаской и гравировкой в стиле Fleurisanne. Механическая часть украшена жемчужным кольцом в золотой оправе, воссоздающим убранство карманных часов Bovet, изготовленных по заказу китайского императорского двора. Мосты и винты вороненой стали с закругленными выступами и «женевской» полировкой.

Калибры Bovet в серии Fleurier 34 мм

Калибр 12ВА01 использован в моделях Fleurier 34 мм из розового и белого золота.

Автоматический механизм haute horlogerie, калибр 12ВА01 (на основе калибра Р71 Фредерика Пиге). Механизм с самозаводом, диаметр 12 1/3 линий, на 35-ти рубиновых камнях, размер 27,9 на 2,4 мм, частота 18’800 (2,5 Гц). Ротор 21-каратного золота. Ручная обработка механики, мосты со снятой фаской украшены в стиле Cotes de Geneve с фирменной гравировкой Bovet и эмблемой в виде 12-лепесткового лотоса. Мост и винты вороненой стали с «женевской» полировкой.

Калибр 12ВА03 Престиж использован в моделях Fleurier 34 мм из розового и белого золота.

Автоматический механизм haute horlogerie, калибр 12ВА01 (на основе калибра Р71 Фредерика Пиге). Механизм с самозаводом, диаметр 12 1/3 линий, на 35-ти рубиновых камнях, размер 27,9 на 2,9 мм, частота 18’800 (2,5 Гц). Ротор 21-каратного золота в жемчужной оправе с изысканной гравировкой и эмалью. Механика полностью выточена вручную. Все мосты со снятой фаской и гравировкой в стиле Fleurisanne воспроизводят убранство карманных часов Bovet, изготовленных по заказу китайского императорского двора. Мосты и винты вороненой стали с закругленными выступами и «женевской» полировкой.

Калибр 11ВА04 использован в моделях Fleurier 39 мм из розового и белого золота.

Автоматический механизм haute horlogerie, калибр 11ВА01 (на основе калибра Lemania 8810). Механизм с самозаводом, диаметр 11 1/2 линий, на 25-ти рубиновых камнях, размер 26 на 2,95 мм, частота 28’800 (4 Гц). Двойной мост 22-каратного золота. Ручная обработка механики, мосты со снятой фаской украшены в стиле Cotes de Geneve с фирменной гравировкой Bovet и эмблемой в виде 12-лепесткового лотоса. Мост и винты вороненой стали с «женевской» полировкой.

Калибр 11ВА05 использован в моделях Fleurier 39 мм (Александра) из розового и белого золота.

Автоматический механизм haute horlogerie, калибр 11ВА01 (на основе калибра Lemania 8815). Механизм с самозаводом, диаметр 11 1/2 линий, на 25-ти рубиновых камнях, размер 26 на 2,95 мм, частота 28’800 (4 Гц). Двойной мост 22-каратного золота. Механика полностью выточена вручную с геометрической формой мостов и основания. Мост и винты вороненой стали с «женевской» полировкой.

Калибр Bovet для модели Fleurier Complications 39 мм с вечным календарем

Калибр 11ВА07 использован в моделях Fleurier 39 мм с вечным календарем из белого и розового золота и платины.

Автоматический механизм haute horlogerie, калибр 11ВА07 (на основе калибра 331 Vaucher Manufacture). Механизм с самозаводом, диаметр 11 1/2 линий, на 32-х рубиновых камнях, с вечным календарем, частота 28’800 (4 Гц), запас хода 55 часов. Двойной мост с ротором 22-каратного золота в стиле Fleurisanne. Ручная обработка механики, мосты со снятой фаской украшены в стиле Cotes de Geneve с фирменной гравировкой Bovet и эмблемой в виде 12-лепесткового лотоса. Мост и винты вороненой стали с «женевской» полировкой. Вечный календарь на столетие, автоматическая ежемесячная регулировка даты и високосных лет, индикация тройной даты и високосного года по лунным фазам. Комплексная сертификация Chronofiable, гарантирующая восьмикратное повышение надежности часовых механизмов при постоянной носке.

Калибр Bovet для модели Fleurier Complications 39 мм с турбийоном

Калибр 12ВМ05 использован в моделях Fleurier 39 мм с турбийоном из розового и белого золота и платины.

Механизм с ручным заводом haute horlogerie, калибр 12ВМ05 (эксклюзивная продукция Кристофа Кларе для Bovet на основе калибра BOV97). Механизм с диаметром 12 1/4 линий, из 18-каратного золота (модель розового золота 4N — кат. № BC/D830; модель белого золота — кат. №№ BB/D830, PL/D830; модель с основанием белого золота и мостами розового золота (в стиле бабочки) 4N по спецзаказу — кат. № PL/D830). Турбийон с ручным заводом. Механизм на 19-ти рубиновых камнях (19 голубых шпинелей в механике белого золота), размер 27,6 на 4,6 мм. Характеристики турбийона: один оборот в минуту, запас хода 110 часов, частота 21’600 (3 Гц). Ручная отделка и полировка скелетных мостов со снятой фаской в форме крыльев бабочки. Основание мостов с круговым зернением, верхняя часть платы сатинированная по всей поверхности с круговым зернением углублений. Стальная клеть турбийона со снятой фаской ручной полировки. Храповик и мост барабана зубчатые, скелетного типа. Ручная отделка храпового колеса. Винты моста вороненой стали в «женевском» стиле. Змеевидные (по аналогии со змеевидными стрелками) пружины храпового механизма полированные и вороненые. Специфическое размещение стрелок объясняется отсутствием циферблата.

Калибр Bovet для модели Fleurier Complications 39 мм с минутным репетиром

Калибр 12ВМ03 использован в моделях Fleurier 39 мм с минутным репетиром из розового и белого золота и платины.

Механизм с ручным заводом haute horlogerie, калибр 12ВМ03 (эксклюзивная продукция Vaucher Manufacture на основе калибра CLA88 Кристофа Кларе). Механизм минутного репетира с ручным заводом, диаметр 12 1/4 линий, на 32-х рубиновых камнях, размер 27,6 на 5,7 мм, частота 18’000 (2,5 Гц). Полностью ручная отделка механики в стиле Fleurisanne. Балансирная пружина типа Бреге. Регулировка микрометрическим винтом по S-образной пружине. Зубчатые храповые колеса ручной отделки. В полностью заведенном состоянии 52-часовой запас хода. Гонги репетира вороненой стали. Мосты и винты вороненой стали с закругленными выступами и «женевской» полировкой«.

Калибр Bovet для модели Fleurier Complications 39 мм с минутным репетиром и турбийоном

Калибр 12ВМ04 использован в моделях Fleurier 39 мм с минутным репетиром и турбийоном из розового и белого золота и платины.

Механизм с ручным заводом haute horlogerie, калибр 12ВМ04 (производства Кристофа Кларе на основе калибра CLA92). Механизм минутного репетира, диаметр 12 1/4 линий, с турбийоном ручного завода, на 38-ми рубиновых камнях, размер 27,6 на 6,9 мм, частота 18’000 (2,5 Гц). Полностью ручная отделка механики в стиле Fleurisanne. Зубчатые храповые колеса ручной отделки. В полностью заведенном состоянии 52-часовой запас хода. Гонги репетира вороненой стали. Мосты и винты вороненой стали с закругленными выступами и «женевской» полировкой«.

Калибр Bovet для модели Fleurier Complications 39 мм с минутным репетиром, турбийоном и обратной стрелкой

Калибр 12ВМ06 использован в моделях Fleurier 39 мм с минутным репетиром, турбийоном и обратной стрелкой из розового и белого золота и платины.

Механизм с ручным заводом haute horlogerie, калибр 12ВМ06 (производства Кристофа Кларе на основе калибра COR92). Механизм минутного репетира с турбийоном и обратной стрелкой, ручного завода, диаметр 12 1/4, на 39-ти рубиновых камнях, размер 27,6 на 7,3 мм, частота 18’000 (2,5 Гц). Полностью ручная отделка механики в стиле Fleurisanne. Зубчатые храповые колеса ручной отделки. В полностью заведенном состоянии 52-часовой запас хода. Гонги репетира вороненой стали. Мосты и винты вороненой стали с закругленными выступами и «женевской» полировкой. Специфическое расположение стрелок объясняется отсутствием циферблата, что позволяет разглядеть работу репетира с задней стороны.

Калибр Bovet для модели хронографа Sportster 40 мм

Калибр 13ВА01 использован в моделях хронографа Sportster 40 мм.

Автоматический механизм haute horlogerie, калибр 13ВА01 (эксклюзивного производства Jaquet 8152 на основе калибра ЕТА 7750, модифицированного в соответствии со стандартами Bovet). Механизм хронографа с самозаводом, диаметр 13 1/2 линий, на 28-ми рубиновых камнях, размер 30,4 на 8,5 мм, частота 28’800 (4 Гц), 42-часовой запас хода. Полностью ручная отделка механики, мосты в стиле Cotes de Geneve. Центральный фазный ротор 22-каратного вороненого золота. Мост и винты вороненой стали, с «женевской» полировкой. Механизм украшен фирменной гравировкой Bovet с эмблемой в виде 12-лепесткового лотоса. Сертификация Chronometre Officiel  C. O.S.C. (Государственного Швейцарского Института Часовой Сертификации).

 Римская эмаль

Традиционное искусство престижного часового дела проявляется в стиле старинных часов Bovet с эмалевыми миниатюрами на циферблатах, что подтверждает наивысшее мастерство швейцарских мастеров.

Техническим средством здесь предстает эмаль — разновидность стеклянного материала из кристаллов кремния, буры (тетраборнокислого натрия) и магния. Эту смесь можно окрашивать в различные оттенки темных и прозрачных тонов путем добавления окислов металлов (кобальта, меди, серебра). При интенсивном нагревании эмаль, подобно стеклу, плавится, вследствие чего мастера-эмальеры могут получать неожиданные художественные эффекты.

Палитру эмалевых красок готовят из размолотого порошка в смеси с маслами. Такую эмалевую краску можно накладывать на металлические поверхности (чаще всего золота), а затем остекловывать ее при температуре печи 850°С с сохранением характерного блеска.

Циферблат подвергается полной ручной отделке; при эмалировке (в черном или белом виде) изделие несколько раз обжигают в печи, а затем тщательно полируют вручную. При отображении часов используются двенадцать римских цифр.

Миниатюрная живопись на эмали

Наиболее благородной формой этого искусства, несомненно, является живопись на эмали.

Вначале художник накладывает на металлическую поверхность (обычно медь или золото) белую эмалированную основу, которую затем подвергает обжигу в печи. Эмалирование обратной стороны металлической поверхности предохраняет ее от деформации и растрескивания.

На блестящей белой поверхности художник создает миниатюрный портрет или пейзаж, нанося с помощью тонкой кисточки либо даже одного волоска крошечные пунктирные точки цветной эмали. Далее более светлые тона подвергаются обжигу в печи. Таким образом, путем последовательного рисования и обжига (может потребоваться до двадцати подобных циклов) автор добивается необходимой цветовой насыщенности.

В конце работы следует наложить последний слой прозрачной эмали (т.н. fondant, или флюс), подвергнуть его обжигу и затем тщательно отполировать, дабы придать изображению мерцающую глубину. Живописный процесс при создании эмалевой миниатюры карманных часов занимает около трех месяцев; причем в ходе этой работы малейшая ошибка может уничтожить все труды.

Миниатюры на эмали отличаются особой точностью в воспроизведении деталей цветов, пейзажей, портретов, животных, птиц и судов. Однако эта техника малопригодна с точки зрения абстрактной или импрессионистской живописи.

Женева стала центром эмальерного искусства начиная с 17 века. В период французской революции в городе работало примерно восемьдесят художников, в том числе такие знаменитости, как Тюрке де Майенн, Лиотар, Птито и Франсуа Тэнгю. Крупнейшим художником-миниатюристом в Женеве считался Жан-Луи Рихтер. Его работы, выполненные на табакерках и карманных часах, можно было встретить на рынках Италии, Англии, Турции и Китая; они же украшают многие из часов Bovet, выставленных в музейных экспозициях.

В наши дни это замечательное искусство практически исчезло, и сейчас в Женеве работает единственный миниатюрист классического стиля. Однако интерес к этому делу и число мастеров послужат развитию этого ремесла.

Выемчатая эмаль

В этой технике эмаль заполняет выемки в металлической основе, тем самым создавая рисунок. После остекления эмали в печи, ее полируют вровень с окружающей металлической поверхностью.

Техника выемчатой эмали используется для отделки гербов, а также в стилизованных геометрических рисунках в сочетании с гравировкой и полировкой по золоту.

Полупрозрачная эмаль

Полупрозрачная окрашенная эмаль особенно эффектно выглядит при сплавлении с металлической поверхностью, которая была отделана гравировкой, резцом либо подвернута механической обработке.

В технике basse-taille (первый бас) эмаль заполняет полости в металле, где тщательно отображены разного рода рисунки или сценки. Отражающийся от эмали свет придает нижнему изобразительному слою трехмерную глубину.

Так называемый стиль flinque полупрозрачной окрашенной эмали, подвергнутой обжигу и машинной обработке, был разработан в Женеве для украшения часовых корпусов и циферблатов, популяризирован Фаберже и оставался в моде до 30-х гг. В такой технике декорировались зеркальца, рамки фотографий, портсигары и небольшие шкатулки.

Иногда в состав полупрозрачной эмали вводят маленькие золотые или серебряные лепестки, называемые paillons (блестки).

Перегородчатая эмаль

Ограниченные серии часов Bovet выполнены в уникальной миниатюрной технике гильоширования (украшения узорами из пересекающихся линий) на циферблатах 18-каратного золота с перегородчатой эмалью.

Старинная декоративная техника перегородчатой эмали требует высшего мастерства. Вначале на основе золотого циферблата создаются легкие и равномерные выемки, затем идет процесс гильоширования, после чего наносится прозрачный слой порошковой эмали (т.н. fondant) и далее происходит печной обжиг с тем, чтобы расплавить эмаль. После отвердения материала на его поверхности гравируются контуры требуемого рисунка циферблата с помощью соответствующих перегородок в виде крошечных золотых полосок диаметром 0,7 мм, которые должны соответствовать конфигурации гравюры, будучи вставленными точно на свое место. Затем циферблат подвергают обжигу, чтобы вновь расплавить слой флюса (fondant) и тем закрепить перегородки в нужном месте.

Теперь разделенные перегородками места заполнены порошком эмали по соответствующим цветам. На этом этапе циферблат вновь обжигается, чтобы эмаль расплавилась и отвердела. По получении достаточного эмалировочного слоя поверхность циферблата самым тщательным образом полируется и обжигается в последний раз для получения глазурованной поверхности, которую опять долго и тщательно полируют. Весь процесс включает около пятидесяти операций, в числе которых минимум дюжина обжигов.

Подобным образом создаются все циферблаты Bovet с перегородчатой эмалью. При этом допускаются легкие, но характерные вариации на каждом этапе работы, чтобы не допустить повторения двух одинаковых циферблатов с перегородчатой эмалью. И потому каждое такое изделие представляет собой подлинно индивидуальное творение.

Выпущенные в ограниченных сериях либо даже по особым индивидуальным заказам циферблаты Bovet с перегородчатой эмалью вставляются в корпуса модельного ряда Fleurier из 18-каратного белого или розового золота либо платины. Указанные корпуса часов, в свою очередь, содержат часовые механизмы haute horlogerie, подвергнутые полной ручной отделке.

 Старинная техника перегородчатой эмали издавна была излюбленным видом искусства в Китае, России и исламском мире. На Западе она приобрела особую популярность в 30-х гг. и сейчас переживает период возрождения.

 Bovet
Bovet

Восемь этапов в технике миниатюрной живописи на перламутре

Миниатюрная живопись на перламутре требует исключительно острого зрения и умелых рук. Для росписи одного циферблата художнику требуется в среднем 250 часов работы, при этом для отделки перламутровой поверхности используется бинокулярная лупа.

1-й этап: подготовка предмета изображения

Эта операция более трудна, чем это может показаться. Обычно изображаемый предмет берется с фотографии. Неизбежное отверстие в центре циферблата для стрелок составляет основное препятствие и зачастую диктует необходимость частичного или полного перемещения композиции. Точный баланс между предметом и всей поверхностью изображения необходим для достижения окончательной гармонии. Мастер начинает работу с вычерчивания циферблата со всеми деталями, включая отверстие для стрелок и часового круга (если таковой имеется), а затем создает точную карандашную схему в масштабе 1:5 на бумаге.

2-й этап: перенос предмета изображения на циферблат

Перенос предмета изображения на циферблат производится с помощью так называемой «решетчатой» техники, при которой создается изображение экрана либо горизонтальной или вертикальной решетки. Затем такой экран или решетка переносятся в уменьшенном размере на перламутровый циферблат с помощью тончайшей кисточки — таким образом обеспечиваются контрольные точки для художника, который начинает рисовать на подобном экране изображение (по завершении работы этот экран или решетка будут удалены).

3-й этап: подготовка красочной палитры

После первой визуальной оценки оттенков, необходимых для выполнения конкретной задачи, художник готовит нужную гамму красок и тонов, которые при необходимости могут сохраняться или изменяться. Затем мастер готовит нужные кисточки из волосков куницы, так как имеющиеся готовые кисточки не годятся для такой тонкой работы. Ведь для создания одного художественного сюжета порой требуется от десяти до двадцати видов кисточек.

4-й этап: сначала самая трудная часть

Поскольку миниатюрная живопись требует постоянной концентрации внимания и иногда занимает до семидесяти часов тщательной работы с увеличительным стеклом, художник должен начинать с самого трудного. При работе с портретом — это, прежде всего, прорисовка глаз и черт лица.

5-й этап: поиски оттенков

Поиск оттенков всегда является испытанием для художника. Этот процесс начинается с поиска доминирующего цвета части изображения. Когда такой тон находится, этот базовый цвет накладывается одинаковым образом в соответствующих местах. Такой первичный слой предохраняет от риска того, что перламутр будет проглядывать — особенно в самых тонких местах.

6-й этап: очень тонкое нанесение краски

Вновь накладывается основной тон вкупе с последовательно применяемыми оттенками для того, чтобы достичь нужной градации и нюансов цвета. Затем идут чрезвычайно тонкие живописные слои, хотя толщина законченной композиции едва ли составит 0,05 мм. 

7-й этап: сушка или обжиг в печи

Для сушки циферблата требуется многоразовый обжиг в печи. Прежде всего это необходимо для точного закрепления только что нарисованных деталей. Кроме того, в ходе этого процесса ликвидируется пыль, которая въедается в циферблат и тем самым может повредить труд нескольких дней. Повторная сушка также предохраняет от смешения красок. Процесс осуществляется при температуре 100°С на протяжении 30- 60 минут в зависимости от толщины свежего красочного слоя и повторяется около шестидесяти раз, если речь идет об особо сложном сюжете. В конце данного этапа циферблат обжигают в течение пяти часов с целью окончательной подготовки к последнему этапу отделки.

8-й этап: отделка циферблата

Теперь на всю поверхность циферблата аккуратно наносится прозрачный слой лака, причем происходит это в специальной мастерской, где частицы воздушной массы фильтруются до 2 микрон. Для нанесения 0,15 мм лакового покрытия необходимы пять слоев лака. Далее циферблат подвергают печной сушке при температуре 120°С в течение 24-х часов, после чего следует тщательное разравнивание до окончательной толщины. После очистки циферблат с миниатюрой полируется до полного блеска. Затем создаются отверстия в центре и для цифр часов и, наконец, наносятся соответствующие знаки и крепятся алмазы или иные символы, отображающие время.

Портрет провидца

Третье тысячелетие начинается с возрождения BOVET благодаря своему новому покровителю:

Паскаль Раффи
Паскаль Раффи

Паскаль Раффи не терял времени в погоне за мечтами и благосклонностью судьбы. Ведомый страстью к часам, неподвластным времени и экономическим переломам, которую пробудил в нем его дед, он всегда шел к своей цели: вернуть BOVET 1822 место на пьедестале часового искусства. Место, которое она заслужила благодаря приверженности традициям, богатому наследию и удивительной истории. Как и основатель компании Эдуард Бове, который на исходе 19-го века сделал вызов китайскому рынку и проявил мужество и проницательность, преодолевая все преграды на своем пути. Во времена практически абсолютного единообразия, он пошел другим путем, влекомый интуицией и зовом сердца. Когда в 2000 году он влюбился в часы, подаренные ему, он понял, что это его единственное призвание. Четкие формы карманных часов, одетых на запястье, с головкой завода на отметке 12 часов, стали для него в свое время той «редкой жемчужиной», которую он искал.

После этого Паскаль Раффи сделал все возможное, чтобы вдохнуть новую жизнь в компанию, находившуюся на грани краха. Это была трудная задача и смелый вызов, поскольку предстояло не только возродить бренд, но также создать производство, окружить себя людьми, разделявшими его идеи, сделать правильный выбор между клиентами и партнерами, которые станут единомышленниками, и помимо всего, подобрать мастеров, чей яркий талант и мастерство, сделают уникальные часы еще более ценными. Паскаль Раффи создает часы и их механизмы. Сложность — его самая большая страсть. Менее чем за семь лет, начиная с часов с двумя элементами сложности, он создал коллекцию из образцов с 20-ю элементами сложных механизмов, работающих в самом сердце FLEURIER и SPORTSTER.

Это стало стимулом быстрого развития компании. BOVET 1822 вышел на новые рынки, представив свою коллекцию на самых престижных выставках мира. Оригинальные циферблаты стали отличительной чертой, принесшей компании известность при дворе китайских императоров. Миниатюрные росписи на эмали или перламутре, flinques, гравюры, характерные для стиля Fleurisanne или искусная инкрустация драгоценными камнями или жемчугом, целый кладезь приемов, возродивших жизнь.

Опираясь на принцип, что «главное скрыто от невооруженного взгляда», Паскаль Раффи делает акцент на технике — «секретном искусстве», которое заставляет сердце часов биться. Будучи закоренелым коллекционером, он не понаслышке знает, что человек увлеченный придает особое значение деталям. Каждый компонент должен быть проработан, закончен и украшен в соответствии с устоявшимися традициями часового искусства. Его внимание должно фокусироваться на «наблюдательности в мелочах — залоге хорошего вкуса». Нельзя полагаться на волю случая.

Чтобы начать новый этап работы Паскалю Раффи пришлось рисковать, столкнувшись с самодостаточными мастерами часовых дел: жажда независимости которых придавала им сил преодолевать непредвиденные повороты событий, продиктованные поставщиками, чьим приоритетом было соответствовать большому спросу. Перед Паскалем Раффи не стоял вопрос о смене направления, и он вновь подтвердил свою концепцию уникальности, только благодаря уверенности в том, что коллекционер — это элита, для которой роскошь выражается в уникальности.

Судьба подготовила еще одно испытание — производство оказалось под угрозой! То самое производство, которое обеспечивало несметное число механизмов для более 20% часов BOVET 1822. Паскаль Раффи должен был принять решение под страхом остановки процесса, обещавшего принести успех. За несколько дней он с уверенностью взял под руководство Компанию, которую он назвал DIMIER 1738. Возглавив команду из 70 человек, он первым делом начал прививать своим мастерам ту же страсть, которая вдохновляла его. Главным был приоритет качества над количеством. За рекордные сроки он справился с этим заданием. Придерживаясь своих правил, Паскаль Раффи создал уже немало удачных проектов, которые будут воплощены в ближайшие годы.

Однако Паскаль Раффи не остановился на достигнутом. Движимый жаждой полной независимости, в тот же год он приобрел производство по изготовлению циферблатов и ювелирную мастерскую в Женеве, которую он также переименовал в DIMIER 1738 (Valor Lopez & Villa), как символ того объединения, которое теперь известно как BOVET 1822.

Château de Môtiers
Château de Môtiers

Для полного равновесия не доставало только подыскать всем этим подразделениям соответствующее административное здание. Так, 29 марта 2007 года Паскаль Раффи подписал купчую и стал владельцем замка Château de Môtiers, архитектурный памятник, возвышающийся подобно орлиному гнезду над местечком Fleurier, где были написаны первые главы истории BOVET.

Коллекция Bovet
Каждая коллекция часов Bovet  - это настоящее произведение …
Коллекция Bovet
Коллекция Bovet
Истинным поклонникам дорогих изысканных аксессуаров …
Коллекция Bovet
Компания BOVET получает независимость в производстве. …
Адрес официального сайта:

Отзывы о магазине Bovet

Похожие компании
Ваш город:
Москва
Добавить новый адрес
Например, "(495) 599-12-34" или "(499) 500-75-53 доб. 21"
Нашли ошибку?

Расскажите, какие неточности или ошибки вы обнаружили на «Аденься».

Считается все: устаревшие адреса, неправильные фотографии и орфографические ошибки. Спасибо!

Отправить сообщение

Указывайте корректные данные, в противном случае сообщение не будет отправлено адресату.

Добавить