Удивительна судьба Нового Манежа: возведенное в 1888 году в самом центре столицы для 1-ой городской электрической станции, оно недолго просуществовало в этом качестве, после чего на многие годы оказалось «забытым».

Его сегодняшняя жизнь — выставочного зала, богата уже иными событиями, хотя однажды подобное уже случалось. Но вернемся к истории.

В конце прошлого века Москва представляла собой сплав древности и ультрасовеременности, патриархальности и урбанизации. Центр города переживал одну из самых радикальных в своей истории трансформаций, характер которой определяло предпринимательство и развитие науки и техники, демократизация общества и вера в прогресс.

В 1870–1890-х годах настоящий строительный «бум» захватил два основных направления архитектуры — жилищное и промышленное. При этом Москва оставалась одним из самых «темных» городов мира. Достаточно привести лишь некоторые цифры, чтобы понять, насколько она нуждалась в улучшении своего уличного освещения. Если в Западной Европе искусственное освещение существовало уже в XVI столетии, то в Москве оно появилось только в 30-х годах XVIII века.

К 1882 году в столице горело чуть больше 3000 газовых фонарей. Обыватели огромного района за чертой Садового были практически лишены возможности пользоваться газом. Вопрос об устройстве электрического освещения в Москве впервые возник в 1880 году в связи с обустройством площади перед Храмом Христа Спасителя. Хотя в 80-х годах прошлого века постановка газовых фонарей была прекращена, электрическое освещение улиц долго не «прививалось» на московской почве, и не играло сколько-нибудь существенной роли. Расширение площади освещения шло почти исключительно за счет керосиновых фонарей. Введение в строй электростанции в Георгиевском переулке позволило бы частично решить проблему и осветить центр города — Красную площадь и Большой Каменный мост.

Такова была ситуация, в которой Городская дума заказала архитектору Владимиру Дмитриевичу Шеру проект здания для 1-ой Московской электростанции. Скудные биографические данные и непродолжительность жизненного пути (скончался в 90-х годах XIX века) не позволяет в достаточной степени оценить его творчество. Кроме указанного проекта, нам известны лишь несколько его работ — ремонт Синодальной конторы и переоборудование помещений Патриаршей библиотеки в Кремле. Родился он в 1850 году в семье отставного Коллежского секретаря Дмитрия Александровича Шера (1805–1872), талантливого зодчего, посвятившего себя церковно-религиозному искусству и, в частности, скульптуре — резьбе по кости. По его рисункам выполнены прекрасные иконостасы во многих церквах Москвы: в монастырях Высокопетровском, Знаменском и Рождественском. Николай I заказал ему резное из кости изображение головы Богоматери (хранится в Государственном Эрмитаже).

В Кремлевском дворце находится резной из дерева царский трон его работы.
Закончив Московское училище Живописи, Ваяния и Зодчества, его сын Владимир Дмитриевич продолжил дело отца, получив звание «неклассного художника архитектуры». К этому времени в обществе возрос интерес к национальной культуре и определил его пристрастие к «русскому» стилю в архитектуре, как одного из направлений поздней эклектики и крайнего проявления антиакадемических устремлений. «Русский» стиль утвердился в гражданском строительстве Москвы с конца 1870-х годов.

При этом за стилеобразующий был принят принцип эстетической выразительности. Все новое в этот период в эклектике соотносится с народной традицией, принимаемой, как традиция древнерусского зодчества.
Идея народности, ведущая идея XIX века в Москве, играла особую роль в ренессансе «русского» стиля в архитектуре, живописи и в попытках приближения к наследию эпохи расцвета Московской Руси XV–XVIII веков. Этот стиль представлял собой сложную сумму, получившуюся от таких слагаемых, как славянские деревянные постройки, искусство Византии, Норвежского севера, татарского востока и фантазий итальянских мастеров. Добавим сюда развившуюся к концу XIX века фольклоризацию архитектуры (особенно деревянной), получившую название «ропетовщины» по фамилии архитектора И. П. Ропета, и незамысловатый шаблон из узоров русских вышивок и тирольской деревянной резьбы, что смело можно было применять во всем земном шаре.

Все это вместе взятое ставило перед В. Д. Шером весьма непростую задачу — не впасть в обычное подражательство и создать свое новое, связанное со старым, только единством в понимании красоты. Москва подавала пример другим городам в строительстве общественных зданий, первыми из которых были Третьяковский проезд в стене Китай-города (архитектор Каминский), Политехнический музей (архитектор Монигетти), Исторический музей (архитектор Шервуд В.О.), Городская дума (архитектор Чичагов М.Н.), Верхние торговые ряды (ГУМ — архитектор Померанцев А.Н.) и др.

Надо учитывать, что в России кирпичная и деревянная техника строительства, особенно в XVII веке, достигла весьма высокой степени совершенства. Ни в одной стране кирпич, как архитектурный элемент, не приобретал такого значения и не вызывал столько вполне самостоятельных форм. Развитие кирпичной техники, вообще строительного мастерства, было настолько высоко, что позднее, когда перевес влияний склонялся уже в сторону Запада, русские мастера, совершенно без всякого насилия над материалом, ухитрялись передавать в кирпиче формы итальянского ренессанса и даже барочные вариации. При этом удавалось главное построение форм, которым придавалось конструктивное и национально-историческое обоснование.

Можно также предположить, что на выбор архитектурного решения фасада здания электростанции, немало повлияло богатое историческое прошлое её местонахождения. Возведенная на территории сада бывшего женского Георгиевского монастыря, откуда она и получила свое название «Георгиевской» электрической станции. Георгиевский (он же Юрьевский или Егорьевский) женский монастырь был основан в XV веке на месте бывшей усадьбы боярина и воеводы Юрия Захарьевича Кошкина-Захарьина, в память об отце его дочерью, Романовой-Кошкиной, теткой царицы Анастасии — первой супруги Иоанна Грозного. После разрушения французами в 1812 году монастырь не восстанавливался. На месте храма Георгия Победоносца в настоящее время стоит школа. На территории монастыря были похоронены учитель Петра I — дьяк Никита Зотов, генерал-фельдмаршал Бутурлин, Троекуровы, Стрешневы и др. Палаты и дворцы Троекуровых, князей Голициных и Долгоруких, сооруженные в XVII—XVIII вв., расположенные вблизи монастыря, вошли в архитектурную летопись Москвы.

В XIX веке рядом находились Дворянский зал Благородного собрания, литературные и музыкальные салоны, клубы. Подобное окружение представляло несомненно сложность для архитектора. Однако, выбранный им принцип гармонизации и типовые композиционные приемы, свойственные «русскому» стилю, позволили органично вписать здание в существовавшую историческую среду. Фасад здания привлекает с первого взгляда мастерской прорисовкой деталей. Он чужд скучного однообразия, как и излишней пестроты. Трехчастная симметрично-осевая фронтальная композиция фасада акцентирована центральной постановкой главного входа, порталами ворот и угловыми ризалитами, подчеркивающими тему, заданную главным входом. Равномерный ритм декоративных окон и простенков подчеркивает протяженность всего здания. Высокая кровля и венчающие угловые башенки демонстрируют заботу о выразительности силуэта и согласованности с исторически сложившейся пространственной системой вертикалей.
Здесь использован прием, присущий большинству зданий складов и пассажей конца XIX века, развивающий несколько равнозначных тем с одинаково мерным ритмом акцентов, что являлось отличительным признаком поздней эклектики и её варианта в «русском» стиле. Непосредственно оборудование электрической станции на момент открытия составляло 6 паровых котлов и 4 паровых машины.

Протяженность электрической сети к концу 1895 года было около 160 верст. Интересно, что первое использование станции в качестве выставочного зала произошло в дни проведения II Всероссийского электротехнического съезда 28 декабря 1908 года. Сенсацией выставки был демонстрировавшийся «беспроволочный телеграф» А. С. Попова, привлекший много зрителей.
С постройкой в 1897 году Центральной электростанции на Раушской набережной Георгиевская электростанция была упразднена, и все помещения использовались под магазины и гаражи — первый автобусный парк Москвы. А в наше время, вплоть до 1994 года здесь была станция технического обслуживания правительственных автомобилей.
За короткое время существования 1-ой электростанции хочется отметить исключительные события. В 1896 году в Москве была устроена грандиозная иллюминация в дни Коронации Николая II. Очевидец писал: «иллюминация сказочная, феерическая, особенно — Александровский сад со светящимися арками и прочее. Особенно красив был Кремль и башни, как бы унизанные рядами бриллиантов, рубинов и топазов. Огненные водопады, фонтаны и другие световые эффекты».

С октября 1995 года начинается новая история здания бывшей электростанции и гаража. По инициативе мэра Москвы Ю. М. Лужкова принято постановление Правительства Москвы от 10 октября 1995 года № 824 «О создании Московского государственного выставочного зала „Малый Манеж“ (в последствии по инициативе Ю. М. Лужкова зал переименован в „Новый Манеж“) в целях совершенствования выставочной деятельности в Москве…». В феврале 1996 года зал передан в оперативное управление Комитету по культуре Москвы. Выставочный зал был торжественно открыт в присутствии мэра Москвы Ю. М. Лужкова, членов Правительства Москвы и других официальных лиц. Одновременно в нем открылась выставка заслуженного художника России С. Н. Андрияки.

Реконструкцию здания осуществлял бывший Департамент инженерного обеспечения Правительства Москвы — руководитель Департамента Матросов А. С. Авторы проекта реконструкции: архитектор Ю.П. Григорьев,  руководитель творческого коллектива, мастерская № 8 ГУП «Моспроект-3», архитекторы И.К. Барташевич, Е.В. Степанов, Е.Г. Щукин, инженеры Л.П. Буров и В.В. Ханжи. Такого высокого уровня технического оснащения, условий, предусмотренных для экспонирования выставок, как в «Новом Манеже» нет ни в одном выставочном зале, не только в Москве, но и в России. Установка искусственного климата привезена из Финляндии, светотехническое оборудование из Германии, а систему охранной сигнализации изготовила известная фирма «Симанс». Именно их кампания была одним из крупных акционеров «Общества электрического освещения», участвовавшая в 1886 году в строительстве электростанции. Здание «Нового Манежа» поставлено на государственную охрану, как памятник промышленной архитектуры.

Созданные условия позволяют проводить выставки и с показом музейных экспонатов. За время работы МГВЗ «Новый Манеж» проведено более 200 выставок.

Адрес официального сайта:

Отзывы о галерее Новый Манеж

Похожие компании
Ваш город:
Москва
Добавить новый адрес
Например, "(495) 599-12-34" или "(499) 500-75-53 доб. 21"
Нашли ошибку?

Расскажите, какие неточности или ошибки вы обнаружили на «Аденься».

Считается все: устаревшие адреса, неправильные фотографии и орфографические ошибки. Спасибо!

Отправить сообщение

Указывайте корректные данные, в противном случае сообщение не будет отправлено адресату.

Добавить